Звонки по номеру 0800308308 с номеров всех операторов связи Украины бесплатные. Для звонков по номеру 3080 стоимость минуты разговора соответственно: Киевстар - 1 грн / мин, соединение - 0,27 грн; МТС - 0 грн / мин, соединение - 1 грн; lifecell - 1,5 грн / мин , соединение - 0,5 грн. Тарифы приведены с учетом НДС.
Дополнительно начисляется 7,5% от стоимости услуг без НДС в Пенсионный фонд. Тарификация посекундная с 13 секунды. Услуга предоставляется только совершеннолетним.

Напишите нам
Zapros@platinumbank.com.ua
Позвоните нам
0 800 308 308, 044 495 60 55







Иностранный банк с международными инвестициями

Курсы валют
Курсы валют
09.12.2016
Валюта Покупкa Продажа
USD 26.70 27.00
EUR 27.80 28.80
платежные карты
09.12.2016
Валюта Покупкa Продажа
USD 26.70 27.00
EUR 27.80 28.80
Google+

СМИ о нас

30.03.2015

Гуртовой: Кауфман и Грановский не имеют отношения к Platinum Bank



Григорий Гуртовой хорошо известнен в двух отраслях  - авиационной и финансовой. В период с 1998 по 2012 год он успел поработать гендиректором и сопредседателем набсовета авиакомпании АэроСвит. Параллельно, с 2005 года работал в финансовом секторе - инвесткомпании Ренессанс Капитал Украина, биржевом совете Украинской межбанковской валютной биржи, набсовете Финбанка. В сентябре 2013-го назначен управляющим партнером GHP Group Украина (ранее - Fleming Family & Partners). С того же года он - управляющий директор фонда прямых инвестиций European Infrastructure Investment Company (ЕIIC, Люксембург), являющегося основным акционером Платинум Банка, и глава набсовета этого банка. С момента продажи Платинум банка осенью 2013-го было  много противоречивой информации относительно реальных бенефициаров финучреждения. 

В интервью ЛІГАБізнесІнформ Григорий Гуртовой рассказал, кто купил Платинум Банк, почему сейчас меняются его владельцы и что произошло с Финбанком

- Вам приписывали участие в капитале АэроСвита, Одесского аэропорта... Сейчас в транспортной отрасли у вас остались какие-то активы или интересы ?

- Нет. Я полностью вышел из этого сектора.

- Расскажите об активах в финансовой отрасли

- Мой основной вид деятельности сейчас - инвестиционно-банковский. Но если раньше основным драйвером сделок на рынке было желание заработать, то сейчас часто - желание монетизировать бизнес и выйти из него.

С начала 2013 года компания GHP Group Украина (специализируется на управлении состояниями, инвестициях в недвижимость, прямых инвестициях, M&A, финансово-консультационных услугах - ред.), где я являюсь управляющим партнером, занялась проектом Платинум Банка. На покупку банка у его прежних собственников - инвесткомпаний Horizon Capital и East Capital - было несколько претендентов, но ни один из них не смог закрыть сделку. Получилось, по сути, как в старом анекдоте: "Кто такой инвестор? Это неудачливый брокер". В итоге, мне пришлось собрать на рынке группу акционеров. Большинство из них - близкие мне люди. Практически все они, за редким исключением, не работали на нашем рынке. Все они - иностранцы. Пожалуй, единственный, кто на тот момент работал в финансовом сегменте Украины, был Дэвид Холперт, продавший незадолго до этого банк Контракт. Я его тогда убедил продолжить работу в финансовом секторе. Часть инвесторов - это мои бывшие коллеги по Renaissance Capital.

- В СМИ ваше имя обычно упоминается в связке с одесскими бизнесменами Борисом Кауфманом и Александром Грановским. Они имеют какое-то отношение к Платинум Банку?

- К Платинум Банку они не имеют никакого отношения. Они не являются акционерами банка и не входят ни в один из органов управления.  За годы занятия инвестиционно-банковской деятельностью я осуществлял сделки, наверное, для всех работающих в Украине финансово-промышленных групп. Бизнес-партнеры Кауфман и Грановский были одними из больших клиентов Renaissance Capital. Мы для них провели много сделок. И, как это бывает в нормальном бизнесе, стали не просто клиентами, а друзьями. На сегодняшний день меня с ними связывают, прежде всего, дружеские отношения. У них был интерес к Платинум Банку, и соответствующая информация в прессе циркулировала. Но такой же интерес приписывался и другим бизнес-группам. Они этот банк не покупали и сделку эту не совершали.

- Какова ваша роль в бизнес-тандеме Кауфмана-Грановского? Вы в их бизнесе каким-то образом участвуете?

- В тандеме у меня роли не может быть никакой (смеется - ред.). У меня с ними единственный партнерский проект - журнал "Фокус". Больше никаких совместных с Кауфманом и Грановским проектов у меня нет. Я не управляю и не участвую в их бизнесах.

- Известно, что продажей Платинум Банка в 2013 году занималась инвесткомпания Инвестиционный капитал Украины (ICU). После продажи партнер ICU Макар Пасенюк вошел в набсовет Платинум Банка. На каких условиях он туда вошел?

- Он вошел туда как независимый директор. В декабре 2014-го Макар вышел из набсовета. В совет вошли несколько новых членов: Дэвид Холперт, Маджид Душан Пажич - мой бывший коллега по Renaissance Capital. В свое время он был замминистра финансов Сербии, управляющим директором Morgan Stanley, работал в Erste Bank. Мы сохранили в набсовете Марка Ивашко, бывшего партнера Horizon Capital - он был членом совета банка с момента его создания.

- Какие у вас сейчас отношения с инвесткомпанией ICU и бывшей главой ее совета директоров Валерией Гонтаревой? В СМИ сейчас распространяется много разных спекуляций на эту тему.

- Меня связывают с ICU долгие деловые отношения. Команду ICU я знаю еще со времен их совместной работы в ING. Отношусь к ним с большим уважением. Двух нынешних управляющих партнеров ICU я неоднократно пытался взять к себе на работу, потому что считаю их одними из лучших специалистов на этом рынке. Гонтареву знаю также со времен ее работы в ING. Но за все время пребывания Валерии Алексеевны на позиции главы НБУ я видел ее один раз.

- То есть вы с ней сейчас никак не общаетесь?

- Могу с помощью СМС поздравить или высказать комментарий по поводу какого-то события.

- А на еженедельные совещания банкиров в НБУ ходите?

- Это операционная работа. Я ею не занимаюсь. На этих встречах присутствует глава правления Платинум Банка.

- Какова ваша доля в банке?

- В настоящий момент моя доля в банке - меньше 10%. Но я обратился с заявлением в Национальный банк для получения разрешения на увеличение своей доли. Одно дело, когда в спокойные времена группа акционеров заходила в банк, другое дело - сегодняшняя ситуация в стране и экономике. Изначально люди были готовы проинвестировать в банк, но сегодня ситуация такова, что нужно поддерживать развитие банка в сложных условиях. Не все готовы докапитализировать финучреждение. Я понимаю, что происходит, и верю в лучшее. Если бы не верил, то, наверное, этим бизнесом не занимался.

 

- Какую долю банка вы готовы сконцентрировать?

- Я подал заявление на получение контрольного пакета финучреждения.

- У кого вы готовы выкупить их доли?

- Готовы выйти из бизнеса мои сербские партнеры - Марко Мичанович и Милика Костис, британский инвестор Пол Гилхем и еще два акционера, представленные кипрской компанией ПТ Платинум паблик лимитед.

- Каковы их доли в банке?

- На данный момент никто из акционеров не имеет больше 10%. Часть из них готова выйти из бизнеса.

- Сколько у вас акционеров на данный момент?

- Одиннадцать.

- Кто из акционеров остается?

- Дэвид Холперт, Маджид Душан Пажич, Борис Голдстайн и опционный пакет менеджмента - порядка 10%.

- Какова сумма сделки?

- Сделка не публичная. Но сумма минимальная. Это обусловлено неготовностью отдельных акционеров докапитализировать банк. На данный момент у банка есть согласованный с НБУ в рамках стресс-тестирования план докапитализации.

- Можете озвучить цифры необходимой докапитализации?

-  Думаю, это не принципиально. Я готов докапитализировать банк.

- Каков порядок цифр?

- За последнее время я не помню ни одной сделки по продаже украинского банка, которая бы подразумевала какой-нибудь коэффициент к мультипликатору. Эти времена уже закончились.

- Еще два года назад вы были в набсовете Финбанка.

- Так же, как Макар Пасенюк в Платинум Банке, я был независимым директором  в Финбанке.

- А вас туда пригласили Кауфман и Грановский?

- Совершенно верно.

- Сейчас они уже не акционеры Финбанка?

- Не знаю. Наверное. Я не слежу за корпоративной структурой Финбанка.

- В конце прошлого года бывший на тот момент первым замглавы Государственной фискальной службы Владимир Хоменко обвинил Финбанк в участии в схемах налоговой оптимизации. Вы можете прокомментировать эти обвинения?

- Мне неизвестно на эту тему ничего. Учитывая жесткую политику руководства НБУ по очищению банковского рынка, думаю, если бы банк нарушал закон, то уже был бы выведен с рынка. Я не знаю ничего о каких бы то ни было противозаконных операциях Финбанка.

Когда меня пригласили в набсовет Финбанка в качестве независимого директора, у банка был контракт с Boston Consulting Group (международная компания, специализирующаяся на управленческом консалтинге - ред.) и они хотели заходить в модель потребительского кредитования. Но потом пришел кризис 2009 года, когда было не до потребкредитования. В итоге, банк не пошел в этот сегмент. На сегодняшний день Финбанк практически свернул свою деятельность.

- Официально Финбанк пока не признан проблемным.

-  Да. Он сейчас продается. Сегодня намного легче продать банк без бизнеса. Банк без бизнеса сегодня стоит дороже.

- Бориса Кауфмана и Александра Грановского обвиняют в том, что они, якобы, не просто продают бизнес Финбанка, а переводят лучшие активы и вкладчиков в Платинум Банк. Именно этим, якобы, поясняется резкое увеличение объема активов и пассивов Платинума в четвертом квартале 2014 года. Чем вы поясняете этот рост?

 - Сделку по Финбанку мы полностью закрыли совсем недавно. Сумма сделки - 1 млрд грн( размер выкупленного кредитного портфеля - ред.). Когда мы поняли, что портфеля физлиц может быть недостаточно для стабильного фондирования в условиях "штормовой погоды" на рынке, то решили искать пути неорганического роста путем покупки банка или отдельных портфелей. Мы смотрели три-четыре банка, но не смогли найти то, что нас интересует, либо не договорились. В итоге, нам предложили купить часть кредитного портфеля Финбанка. Платинум купил портфель юридических лиц. Это тот бизнес, которого у нас   не было. Еще в середине прошлого года мы решили развивать корпоративный и казначейский бизнесы. Путей органического роста мы не видели. Поэтому пошли по пути приобретения подобных активов.

- Какова структура купленного портфеля?

- Мы укрепили свои позиции в одесском регионе, поскольку на этом регионе специализировался Финбанк. Мы получили группу клиентов в Одессе и Харькове.

- Это известные предприятия?

- Я не знаю, поскольку не занимаюсь операционным бизнесом. Я даже не знаю, кто клиенты банка. Зачем наблюдательному совету это знать? Это нужно лишь в том случае, если что-то не так.

- Значит в банке все хорошо?

- Я об этом и говорю.

- Правильно ли я понял, что ваше желание купить контрольный пакет Платинум Банка - шаг, скорее, вынужденный?

- Конечно. Мне это дает возможность выходить на рынок для дальнейшего поиска инвесторов, без чего дальнейшее развитие банка невозможно. Несколько фондов сейчас смотрят банк.

Думаю, в свете последних событий в стране, в частности готовности МВФ сотрудничать с Украиной, в ближайшие месяцы инвесторы станут смотреть более позитивно на возможности захода в Украину. У иностранных инвестфондов уже появляется желание смотреть на Украину. Еще полгода назад никто не хотел даже разговаривать на эту тему.

- Вы считаете себя неудачливым брокером?

- Да. Но я надеюсь хорошо отработать как инвестор.

- С приходом новой власти в стране инвестиционный климат как-то изменился?

- Какой может быть инвестклимат в стране, где идет война. Это ключевой фактор, обуславливающий ситуацию неопределенности. Сегодня экономика является заложницей политики.

- Как на инвестклимат влияет налоговая реформа?

-  О каком инвестиционном климате мы можем говорить в стране, где запрещен вывод дивидендов. Надо понимать, что дивиденды - это то, что остается после уплаты налогов. И налоговая реформа тут ни при чем. Это тот случай, когда тактические задачи достигаются без учета стратегических целей. Нацбанку, очевидно, очень хотелось ограничить вывод капитала из страны. Но я сомневаюсь, что дивиденды были основным каналом вывода средств.

Говоря о налоговой реформе, считаю, что она назрела. Я полностью поддерживаю идеи, которые предлагал Игорь Билоус, в частности связанные с налоговыми каникулами и амнистией капитала. Это могло бы вернуть деньги в страну. Но Билоусу не дали возможность их реализовать.

Проблема, которую не удалось решить, - сложности с администрированием НДС. Этот налог как был бичом для бизнеса, так им и остался.

- А почему, по вашему мнению, не дали доработать Билоусу?

- Считаю, что это политическая игра.

- Возвращаясь к запрету на вывод дивидендов. Это ведь временная мера…

- Не заставляйте меня говорить банальности.

- Вы хотите сказать, что нет ничего более постоянного, чем временное?

- Вы сами ответили на свой вопрос.

- Ограничения, действующие сейчас на валютном рынке, могут помешать нынешним акционерам Платинум Банка продать вам свои доли?

- Нет. У нас все сделки будут происходить вне украинского законодательного поля - на уровне кипрского холдинга, поскольку у нас все акционеры иностранные.

- Вам предлагали попробовать себя на госслужбе?

- К счастью, нет. Я никогда в жизни не работал на государственных должностях и, что самое главное, совсем не собираюсь этим заниматься. Хотя я с большим уважением отношусь к тем, кто взял на себя подобный риск. В момент, когда их назначали, было совсем непонятно: поздравлять их или выражать соболезнование.

Руслан Кисляк



к списку

Кредиты наличными | Депозиты | Фонд гарантирования вкладов | Платежные карты | Кредитная карта | Интернет-банкинг