Звонки по номеру 0800308308 с номеров всех операторов связи Украины бесплатные. Для звонков по номеру 3080 стоимость минуты разговора соответственно: Киевстар - 1 грн / мин, соединение - 0,27 грн; МТС - 0 грн / мин, соединение - 1 грн; lifecell - 1,5 грн / мин , соединение - 0,5 грн. Тарифы приведены с учетом НДС.
Дополнительно начисляется 7,5% от стоимости услуг без НДС в Пенсионный фонд. Тарификация посекундная с 13 секунды. Услуга предоставляется только совершеннолетним.

Напишите нам
Zapros@platinumbank.com.ua
Позвоните нам
0 800 308 308, 044 495 60 55







Иностранный банк с международными инвестициями

Курсы валют
Курсы валют
05.12.2016
Валюта Покупкa Продажа
USD 26.40 27.05
EUR 27.80 28.90
платежные карты
05.12.2016
Валюта Покупкa Продажа
USD 26.40 27.05
EUR 27.80 28.90
Google+

СМИ о нас

13.09.2011

"Эксперт": Персональная остановка



Закон «О защите персональных данных» вынуждает банки либо отказываться от услуг коллекторов, либо искать обходные пути к сотрудничеству с ними 

На рынке коллекторских услуг возникла легкая паника, вызванная действием Закона «О защите персональных данных». Этот документ вступил в силу еще в начале нынешнего года и был призван защитить «частное пространство» украинца — информацию о нем самом, его семье, родственниках. Однако спустя некоторое время закон усложнил работу участников финансового рынка. Дело в том, что согласно этому законодательному акту, все операции с персональной информацией (ее хранение, обработка, использование) могут осуществляться только с письменного согласия гражданина.

Таким образом, банки утратили возможность передавать третьим лицам (коллекторам или кому-либо другому) данные о своих должниках, не получив на то разрешение. Понятно, что ни один задолжавший клиент не соглашается быть жертвой коллекторов. Поэтому банки вынуждены либо прекращать сотрудничество с коллекторскими компаниями и самим заниматься проблемными кредитами, либо прибегать к различным ухищрениям.

Разрыв отношений

«Этот закон предоставляет должнику юридическую возможность злоупотреблять правом на защиту своих персональных данных. Цель — уклониться от погашения долга. Таким образом, создается ситуация, когда банку и коллектору приходится надеяться на применение закона соответственно его духу, а не букве, что, в свою очередь, не способствует развитию сотрудничества», — сетует генеральный директор коллекторского агентства Verdict Александр Кабак. Из-за этого недавно несколько финучреждений вынуждены были прервать на неопределенный срок отношения с коллекторскими агентствами. В список пострадавших попали как крупные, так и средние банки. По словам главы небольшого банка, с коллекторами прекратили работу Райффайзен Банк Аваль, Укрсоцбанк и банк «Форум». В личной беседе представители этих финучреждений такую информацию не подтверждают, но и не опровергают.

По рынку прокатился слух о том, что Ассоциация украинских банков (АУБ) намерена через Конституционный суд добиться изъятия из закона о персональных данных нормы, предполагающей письменное согласие гражданина на использование данных о нем. Президент АУБ Александр Сугоняко не захотел комментировать эту информацию, сославшись на отпуск.

Уклончивость банкиров понятна. Оглашать такого рода информацию опасно для репутации банка, его сразу же запишут в число финучреждений с увесистым портфелем проблемной задолженности. Ведь с коллекторами сотрудничают в основном те банки, у которых большой объем невозвратов. «Общая сумма проблемной задолженности в банковском секторе за последнее время не уменьшилась. Есть даже оценки, что она возросла и сегодня составляет около 90 миллиардов гривен», — отметил президент Ассоциации участников коллекторского бизнеса Украины Александр Ильчук.

Сотрудничество друг с другом выгодно как банкам, так и коллекторам. Уровень их потерь можно оценить с помощью простого примера. Предположим, что проблемный портфель потребительских кредитов финучреждения икс составляет 50 млн гривен. Если бы банк передал его в аутсорсинг коллекторам, то мог бы ежемесячно рассчитывать на возврат задолженности в 5–15% от общей суммы портфеля, то есть 2,5–7,5 млн гривен. Учитывая, что средний срок работы коллекторской компании с портфелем долгов, как правило, составляет три месяца, то финучреждение могло бы получить 7,5–22,5 млн гривен. Что касается средней суммы вознаграждения коллектора, то она, по оценкам участников рынка коллекторских услуг, составляет примерно 15% от суммы «выбитого» долга. То есть ежемесячно он мог бы получать от банка 0,375–1,125 млн гривен, а за три месяца заработать 1,125–3,375 млн гривен.

Сам себе коллектор

Норма закона, требующая согласия клиента на передачу его персональных данных третьим лицам, не затронула мелкие и некоторые средние банки, которые почти не выдавали беззалоговых кредитов.

А вот многие крупные фининституты еще до появления закона о защите персональных данных обзавелись собственными внутренними компаниями по взысканию долгов, оснащенными не хуже, чем коллекторские агентства, и с внушительным штатом соответствующих специалистов (в некоторых финучреждениях он составляет 100 человек). Еще недавно подобные подразделения банков занимались в основном проблемными кредитами юрлиц и залоговыми займами физлиц. А портфели потребкредитов обычно передавали внешним коллекторским компаниям с дисконтом 90–97%.

Теперь финучреждения вынуждены заниматься и потребительскими невозвратами. «До появления Закона ”О защите персональных данных“ у банков была масса времени на улучшение внутренних процессов коллекшна. Некоторые финучреждения прибегали к этому, чтобы уменьшить свои затраты. Так что если кто-то из них принял решение прекратить сотрудничество с коллекторами, то вполне сможет самостоятельно работать со всеми имеющимися должниками — ресурсов и инструментов для этого должно хватить», — считает начальник управления по работе с проблемной задолженностью Райффайзен Банка Аваль Лилия Патерикина. По мнению адвоката и управляющего партнера фирмы LCF Law Group Анны Огренчук, услуги коллекторов являются вспомогательным и необязательным инструментом. «Отсутствие у банка права передавать информацию о своем клиенте коллекторам не создает каких-либо трудностей для взыскания задолженности силами самого банка», — уверяет Огренчук. Однако следует отметить, что далеко не во всех финучреждениях есть внутренние компании по взысканию долгов, а соответствующие отделы не обладают той техникой, которую имеют хорошие коллекторские агентства.

Как следует из слов финансистов, те банки, которые в свое время не обзавелись внутренними коллекторскими компаниями, вынуждены это делать сейчас. Первоначальные капиталовложения в такие подразделения составляют до полумиллиона гривен (с учетом покупки соответствующего оборудования, программного обеспечения и обучения специалистов). Ежемесячные затраты на содержание штата из полусотни человек, обработку данных о должниках и их обслуживание составят не менее 100 тыс. гривен. Для небольших банков это достаточно обременительные расходы.

Банковские хитрости

Но многие финучреждения по-прежнему сотрудничают с коллекторскими агентствами. «Существуют как минимум две основные причины, почему мы пользуемся услугами внешних компаний: оптимизация затрат, а также психологическое влияние на должников. Ведь для коллекторских агентств взыскание задолженности является основным видом деятельности — соответственно, ресурсы, технология взыскания и программное обеспечение находятся на высоком уровне», — пояснил начальник управления коллекшн Platinum Bank Роман Самойлик.

По словам банкиров, они всё-таки нашли способ, как получить от заемщика разрешение на передачу их персональных данных третьей стороне. «Во избежание недоразумений мы изначально прописываем в кредитных договорах условия, в которых четко зафиксировано согласие клиента на передачу персональной информации третьим лицам, представляющим интересы банка, в случае необходимости», — говорит Самойлик. Причем, по мнению Анны Огренчук, такие действия банков абсолютно оправданны. «Стороны договора желают выполнить свои обязательства надлежащим образом. Поэтому в полной мере справедливой будет оговорка в тексте договора о том, что заемщик разрешает банку передать его персональные данные третьим лицам (любым или четко обозначенным) только в случае нарушения им определенных обязательств. Если клиент не дает такого разрешения, финучреждение может отказаться от заключения сделки», — поясняет Огренчук.

Подавляющее большинство потенциальных заемщиков подписывает подобные договоры. Прежде всего потому, что банковские договоры обычно составлены так, что в них даже опытному юристу не всегда просто разобраться. К тому же работники финучреждений не имеют привычки уведомлять клиентов о нюансах сделки. Так, незадолго до кризиса киевлянин Виктор Иваненко открыл текущий счет в Райффайзен Банке Аваль и был уверен, что сможет снять деньги по первому требованию. Однако когда ему срочно понадобились деньги, пришлось ждать пять дней. Как оказалось, такое условие значилось в договоре. Он этого пункта не заметил, а сотрудники банка просто «забыли» его предупредить.

Впрочем, если даже клиент изначально и обнаружит какой-либо неприятный для него пункт в договоре, то всё равно не сможет ничего изменить, поскольку банки предлагают всем типовые формы соглашений. Клиент может только отказаться от сделки. Если речь идет о займе, — то от получения денег.

Между тем вышеуказанный закон дает обтекаемое определение словосочетанию «персональные данные». Согласно документу, такими данными являются сведения или совокупность сведений о физлице, которое идентифицировано или может быть конкретно идентифицировано. При желании под этим соусом можно подать любое определение. Например, в кредитных договорах заемщики дают также сведения о членах семьи и поручителях. Поскольку закон не уточняет, что такое «совокупность сведений», то не исключено, что и данные о родственниках банк может передать коллектору. И тогда в случае задолженности не поздоровится не только самому заемщику, но и его окружению.

Правда, условие о согласии на передачу коллекторам информации о заемщике банки стали вписывать в кредитные договоры относительно недавно, не ранее лета 2010 года, когда стало известно о принятии Закона «О защите персональных данных». Однако займы, по которым у банков больше всего проблем сегодня, были в основном выданы еще до кризиса. То есть договоры по ним предполагают необходимость отдельного разрешения должника на передачу информации коллекторам.

Коллекторы допускают иную трактовку упомянутого закона. «Процедура продажи проблемных кредитов остается прежней. Для проведения сделок по продаже кредитных портфелей нет необходимости получать письменное согласие должника на передачу информации третьим лицам. В 2011 году мы отмечаем положительную динамику роста числа сделок по продаже портфелей проблемных задолженностей не только банками, но и телекоммуникационными и страховыми компаниями», — утверждает Александр Кабак. Коллекторы говорят, что банки продают им старые кредитные портфели со средним периодом просрочки два-три года, качество которых низкое. «Этот закон устанавливает новые правила обработки персональных данных, но никак не запрещает такую обработку коллекторской компанией по поручению финучреждения», — говорит Александр Ильчук, ссылаясь на ст. 11 Закона «О защите персональных данных». Правда, в этой статье опять-таки говорится о письменном разрешении клиента на передачу его данных третьей стороне.

Как ни крути, а получается, что банки передают портфели кредитов на аутсорсинг без разрешения должника. «Если субъект персональных данных не дал согласия на их распространение во время заключения сделки, то на стадии взыскания проблемной задолженности банк тем более не получит такого согласия», — убеждены в компании LCF Law Group. Не исключено, что коллекторы, звоня или наведываясь к должнику, представляются сотрудниками банка. Например, был случай, когда коллекторы, представившись сотрудниками Дельта Банка, в течение нескольких месяцев терроризировали телефонными звонками пенсионеров из Харькова, требуя погасить долг в 200 гривен, которого у тех людей и в помине не было, поскольку кредит они в жизни ни разу не оформляли.

В ожидании корректив 

Если сегодня банки и коллекторы умудряются обходить закон безнаказанно, то с 1 января 2012 года им это будет делать гораздо труднее, поскольку вступит в силу закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно усиления ответственности за нарушение законодательства о защите персональных данных». Этот документ вводит уголовную ответственность за нарушения в области защиты персональной информации, если это привело к распространению и искажению этой информации и причинило лицу вред. А также — за умышленное предоставление несанкционированного доступа к персональной информации и за передачу ее третьим лицам. За такие нарушения можно получить до пяти лет.

Коллекторы и банкиры считают, что закон о защите персональных данных нуждается в доработке. «Очень важно урегулировать вопрос о том, как поступать в случае, если передача персональных данных необходима для обеспечения выполнения стороной договорных обязательств. Считаю, что закон в таких случаях должен разрешать передачу персональных данных без согласия владельца. При этом использование такой информации должно быть ограничено конкретными целями», — полагает директор коллекторской компании «ЭОС Украина» Алексей Тесленко.

Однако юристы считают норму о необходимости согласия субъекта персональных данных на их обработку и распространение абсолютно справедливой. «Отсутствие у банка права передавать информацию о своем клиенте коллекторам не создает каких-либо трудностей для взыскания задолженности силами самого финучреждения», — настаивает Анна Огренчук. По ее мнению, со вступлением в силу закона об усиления ответственности за нарушение законодательства о защите персональных данных у коллекторов станет меньше работы, если банки заблаговременно не позаботятся о получении необходимых согласий от своих клиентов. В свою очередь, штат специалистов по работе с проблемными активами финучреждений может увеличиться за счет бывших коллекторов.



к списку

Кредиты наличными | Депозиты | Фонд гарантирования вкладов | Платежные карты | Кредитная карта | Интернет-банкинг